Крепость Сингапур. Одно из самых известных сражений в мире

Над городом стелились клубы жирного чёрного дыма. Из порта лихорадочно пытались выбраться гражданские суда: пассажирские лайнеры, частные яхты, джонки. В этот момент на окраины уже входили измотанные победители.

На глазах всего мира разыгрывалась драматическая история падения могучей крепости — Сингапура.

Безмятежный город

Сингапур был жемчужиной британской Малайи. Поселения в этой части Малайи существовали уже в древности, но в XIX веке англичане построили здесь порт, который стал оплотом Ост-Индской компании, а затем и напрямую британской короны. Город быстро разрастался, благо расположение порта было просто великолепным для торговли: корабли, идущие из Юго-Восточной Азии к Индии и дальше, неизбежно огибали Малаккский полуостров. Кроме морских коммуникаций в этом районе построили железную дорогу от Сингапура на Бангкок. Город процветал благодаря морской торговле, кроме того, он был приличной крепостью, хорошо защищённой от атак с моря. Под прикрытием этих фортов раскинулся колониальный город — настоящий замок Просперо индустриальной эпохи, населённый беззаботными и не переживающими по поводу происходящего снаружи людьми. Подавляющее большинство населения составляли китайцы и малайцы, но британские леди и джентльмены могли позволить себе жить в своём микрокосме. Даже бушевавшая в Европе мировая война мало отражалась на ритме жизни в этом городе. Грохот войны в Польше, Франции, на Балканах, в России и даже в относительно близком Китае не доносился до этих мест.

Между тем к 1941 году обстановка уже была сильно накалена и в Юго-Восточной Азии. Япония не первый год вела войну в Китае, оккупировала французские колонии в Индокитае, наконец, претендовала на гегемонию во всём Тихоокеанском регионе. Однако здесь притязания Токио вступили в острое противоречие с позицией США и европейских колониальных держав. Те не собирались отдавать свои сферы влияния без боя. С сентября 1941 года Япония уже предметно готовилась к войне против Америки, Нидерландов, Франции и, наконец, Британии.

Начало войны на Тихом океане обычно связывают с катастрофой американского флота в Пёрл-Харборе, но Сингапур занимал в планах японцев почётное место. Эта база могла стать для англичан удобным пунктом сбора морских сил, блокировала или, наоборот, открывала проход в Индийский океан, так что для его захвата выделили крупные по японским меркам силы — армию генерал-лейтенанта Томоюки Ямаситы.

Нельзя сказать, чтобы британцы полностью игнорировали угрозу Сингапуру. В город перебрасывались подкрепления, так что в Сингапуре собралась внушительная группировка в 90 тысяч человек. Правда, только 35 тысяч были собственно англичанами и австралийцами, остальные силы составляли колониальные части — главным образом индийцы. Воздушный флот не выглядел внушительно: всего 145 самолётов, в большинстве своём устаревших. Однако британцы рассчитывали на собственное качественное превосходство. Они искренне считали, что каждый англичанин стоит десяти японцев, воевать в джунглях те не умеют, а их офицеры никуда не годятся. Если бы британцы знали, что все силы японцев, направленные для захвата Малайи, составляют лишь 50–60 тысяч человек, они бы просто посмеялись. В Сингапуре царило полностью расслабленное настроение. Солдат и офицеров, прибывших в город, поражала атмосфера какого-то военизированного праздника. Офицеры в парадных мундирах, женщины в бальных платьях, переполненные рестораны и театры, клубная жизнь, балы. Зато подготовка к обороне города от японцев велась просто «блестяще»: на пляже Кота-Бару (там японцы действительно высадятся) протянули один ряд колючей проволоки и расставили… макеты пулемётных гнёзд с грозно нацеленными на зону возможной высадки палками. К северу от Сингапура даже не вырыли окопы. Общее настроение выразил губернатор Малайи. Когда в Сингапур пришли известия о начале войны, он спокойно объявил офицерам: «Уверен, вы справитесь с этими недомерками».

Тем временем «недомерки» высаживались на пляжи Малайи севернее Сингапура. Генерал Ямасита после боёв в Малайе получит прозвище Малайский Тигр, и по ходу кампании легко понять, почему его так прозвали.

В ночь на 8 декабря в Сингапур позвонили с Кота-Бару и сообщили, что английское охранение под обстрелом. Вскоре бомбы посыпались на сам Сингапур. Город был ярко освещён, в центре управления ПВО не оказалось даже дежурных. Утром англичане попытались организовать налёт на зоны высадки японцев. Британские самолёты в Малайе были застигнуты на аэродромах, многие самолёты, которые всё же пытались взлететь, обнаруживали, что стартовали без боекомплекта. Наземный персонал разбегался. Несмотря на то что войны формально ожидали в ближайшее время, британцы оказались фатально не готовы к началу боевых действий. Войска, назначенные для перехвата японского десанта, стояли под тропическим дождём и не трогались с места, пока начальники совещались, что делать. Затем последовали вялые контратаки, а затем — общее отступление в хаосе. Японцы неожиданно дерзко действовали в джунглях, быстро маневрировали, обходя английские заслоны. Интересно, что для манёвра передовые отряды Ямаситы использовали велосипеды. Их у японцев имелось несколько тысяч, и такой, казалось бы, легкомысленный вид транспорта им очень пригодился.

Артур Персиваль, командующий английскими войсками в Малайе, оказался не на высоте положения. Аккуратный службист, он был слишком формалистом, слишком нерешительным и слишком легко потерялся в обстановке настоящего сражения. Он полностью отдал инициативу противнику и только старался прикрыть рубежи, которые раз за разом охватывали наступающие.

С пленными обращались крайне скверно: раненых, а то и здоровых без милосердия убивали, часто — обезглавливали. В захваченном госпитале раненых и медиков связывали буквально пучками, расстреливали из пулемётов, обливали бензином и поджигали. Слухи о расправах только усиливали панику. Британские войска в полном беспорядке откатывались на юг, к Сингапуру.

Соединение Z

С моря Сингапуру мог помочь флот. Даже небольшая флотилия могла оказать большую помощь осаждённым: тяжёлые морские орудия способны произвести опустошительный эффект на сухопутные войска. Однако здесь англичане столкнулись с неочевидной поначалу проблемой. Британский флот был очень мощным и многочисленным. Однако при переходе от сравнения общего числа вымпелов к конкретике обнаружились неприятные подробности. Британский флот прикрывал метрополию, воевал в Атлантике, Средиземном море, дежурил в многочисленных колониях, обеспечивал проводку полярных конвоев в СССР, словом, корабли требовались везде и всюду. При этом королевский флот уже понёс тяжёлые потери в боях против немцев. Словом, выкроить достаточно крупную эскадру для Сингапура не удавалось. Летом 41-го планировали было послать в тропические моря шесть линкоров и авианосец, но оказалось, что выкроить такие силы трудно. К тому же британское адмиралтейство хотело собрать все силы в Индийском океане. В итоге решили отправить в Сингапур Соединение Z под началом адмирала Филипса — линкор «Принц Уэльский» и линейный крейсер «Рипалс». Его планировали усилить ещё и авианосцем, но назначенный для этого корабль сел на мель, так что в Сингапуре оказались только линкор и крейсер с эскортом эсминцев. Противостоять мощной японской эскадре они бы не смогли, но как минимум могли бы попытаться разгромить десант при высадке или сорвать снабжение японских сухопутных сил морем.

8 декабря «Рипалс» и «Принц» с четырьмя эсминцами вышли из Сингапура, чтобы действовать против десанта японцев в Малайе. Перед отплытием на «Рипалсе» устроили танцы. Капитан бодро заявил: «Сделаем что сможем, наша старая калоша ещё себя покажет». На пирсе собрались жители Сингапура, глядящие, как корабли уходят в пелену тумана. Дорогой Филипс получал новости одна хуже другой. Истребители для сопровождения выделить не смогли, зато сообщили, что у японцев в этом районе полно бомбардировщиков. В конце концов Филипс получил сведения, что место высадки определили неправильно, и сменил курс, чтобы выйти к городку Куантан и ловить десант там. В реальности разведка полностью провалилась: Филипс изначально шёл верным курсом, а как раз в Куантане никакого десанта не было! Однако благодаря ложным сообщениям Соединение Z вместо атаки настоящего десанта совершило изящную петлю в море севернее Сингапура и отправилось к побережью. Филипс не сообщил в Сингапур об этом повороте, поэтому ещё остававшиеся на базе истребители не вылетели для его поддержки. Постфактум это решение выглядит ошибочным и даже катастрофическим. Адмирал исходил из разумных соображений: не желал привлекать излишнее внимание разговорами в радиоэфире. Но помочь ему это уже не могло.

Как только Филипс повернул к Куантану, его соединение обнаружила японская субмарина. С этого момента его судьба была решена. На рассвете 10 декабря в воздух поднялись японские самолёты, знавшие теперь где и какого противника им искать. На маленькую флотилию вышло сразу 85 бомбардировщиков и торпедоносцев. В 11 часов утра 10 декабря на британцев обрушилась армада. «Принц Уэльский» быстро получил несколько попаданий торпедами и с трудом пытался уковылять из-под удара. Хуже защищённый «Рипалс» был атакован сразу двумя десятками торпедоносцев. Уклониться корабль просто не мог: торпеды неслись в его сторону со всех сторон. Корабль получил четыре попадания, через полтора часа после начала боя перевернулся и затонул. «Принц» прожил дольше, но потерявший управление после попаданий, поражённый торпедами корабль был обречён. Всё это время японские лётчики ожидали удара английских истребителей. Истребителей не было. Вскоре над местом катастрофы всё же пролетел британский самолёт. Лётчик рассказывал, как ему махали барахтающиеся в воде люди, и восхищался духом моряков. Позднее спасённые матросы уверяли, что махали на авиатора кулаками и кричали непристойности. Большинство моряков всё же подняли из воды живыми, но более 800 человек погибли. Адмирал Филипс и капитан «Принца» отказались покидать мостик и ушли на дно вместе с флагманом. А основа британской морской силы в Юго-Восточной Азии перестала существовать через считаные дни после начала войны с Японией.

Агония

Японцы преследовали британцев, перехватывали отставших, брали пленных и трофеи. Логистика в британских частях рухнула. Вдобавок японцы обладали танками, а о доставке противотанкового оружия в части, воюющие в Малайе, заблаговременно не позаботились. Японцы полностью захватили господство в воздухе. Как выяснилось, воевать в джунглях не умеют не японцы, а как раз англичане. Британцы ушли в глухую оборону, но японцы каждый новый рубеж обходили, выходя англичанам в тыл. Ямасита имел раза в два меньше людей в строю (в Сингапур потоком шли подкрепления), но за счёт манёвра постоянно переигрывал Персиваля. Японцы использовали любую возможность для обхода, постоянно использовали трофейный или конфискованный у местных транспорт, форсировали реки на лодках и проходили в среднем по 20 километров в сутки. Даже где-нибудь на равнине Советско-Германского фронта это был бы отличный темп, если же говорить о малайских джунглях, то можно сказать, что японцы летели к Сингапуру как на крыльях.

Вместе с британскими войсками на юг устремилось население. В силу обычного колониального расизма транспорт предоставлялся в первую очередь белым беженцам. Однако здесь все оказались в одной лодке, а бегущие в панике толпы белых обрушили авторитет Британской империи в глазах местных жителей. Дороги были усыпаны брошенным тяжёлым оружием, вещами, на шоссе можно было найти всё что угодно: от пулемёта или грузовика, исчерпавшего бензин, до теннисной ракетки. Колониальные части оказались ненадёжны, к тому же часто офицеры-англичане не понимали языка своих солдат — малайцев или индусов. Там, где британцам всё же удавалось зацепиться за удобные рубежи, их сносили танки. В Сингапур ещё приходили подкрепления, но резервы шли в дело прямо с транспорта, солдаты и офицеры не знали местности, подразделения перемешались.

В конце января японцы подступили к самому Сингапуру. 31 января дамба между Малайей и островом, на котором расположен город, была взорвана. Британцы подожгли запасы топлива, и над городом стелился густой чёрный дым. Сапёры взрывали форты и доки. В порту разыгрывались душераздирающие сцены. Паника, давка, брань, драки. В море суда с военными и гражданскими обстреливали самолёты. Всего пять тысяч британцев сумели прорваться на корабли — и всего полторы тысячи добрались до безопасного места. Удивительно, но в этот момент общего краха огромные очереди выстроились к… ветеринарным клиникам — хозяева усыпляли домашних животных.

Сингапур был отлично защищён с моря, но совершенно открыт со стороны суши. До войны считалось, что никакой опасности оттуда исходить не может. Теперь Ямасита намеревался нанести оттуда последний удар. За два месяца его войска прошли сотни километров и были до крайности измотаны, но японский полководец считал, что противник полностью деморализован. 8 февраля японцы ворвались на остров, на котором стоял город Сингапур. Поразительно, но переправе почти никто не оказывал сопротивления. Связь между командованием и войсками нарушилась, боевой дух находился на нуле, английские и австралийские войска толпами уходили с передовой.

В это время Черчилль патетически потребовал стоять до последнего и «не допускать ни слабости, ни пощады». Никакой пощады действительно не допускалось, только именно японцами. Из Сингапура начал убегать командный состав. Правда, судьба многих бегущих была печальной. Пароходик, вывозивший нескольких старших офицеров, вылетел на мель около какого-то островка, но в плен к японцам почти никто не попал: пассажиры раньше умерли от жажды и голода.

Японцы наступали из последних сил, особенно им не хватало артиллерийских снарядов. Однако буквально на последнем издыхании люди Ямаситы захватили резервуары с водой и продовольственные склады. Фронт уже подходил к окраинам.

15 февраля Персиваль собрал совет. Общий итог: воды на сутки, запасов бензина нет, боевой дух сломлен. Чего Персиваль не знал, так это того, что его японский визави сам глядит в будущее мрачно. Японцы имели очень мало боеприпасов и крайне устали. Зато они всё ещё хотели сражаться.

Майор Уайлд не собирался становиться лицом драматичной малайской кампании. Однако фотография долговязого британского офицера с поднятыми руками и в каске слегка набекрень стала символом битвы за Сингапур. Он входил в делегацию во главе с Персивалем, которая явилась в штаб Ямаситы сдаваться. Английский командующий сам нёс белый флаг. Ямасита понимал, что ему будет крайне трудно взять Сингапур штурмом, и нарочито вёл переговоры нагло и напористо. И Персиваль согласился на немедленную безоговорочную капитуляцию.

Японцам малайская кампания стоила 3,5 тысячи погибших, британцам — 7,5 тысячи убитых. Но в плен пошли почти 140 тысяч британских солдат. Важнейшая морская база попала в руки японцев. Не меньшим был психологический урон. В британских колониях видели стремительный и просто постыдный крах британской армии, а попавшие в плен индийские офицеры и солдаты вели разговоры о вырождении британцев. Авторитету Британии был нанесён чудовищный ущерб. Японцы были откровенно жуткими оккупантами. Массовые казни, концлагеря, в которых людей морили голодом и невыносимыми условиями, — всё это быстро настроило население резко против Японии. Претензии к англичанам были другого рода: люди, десятилетиями правившие этими местами, не просто не смогли защитить свои колонии и население, которым управляли, — они сдались легко и без отчаянного сопротивления.

Вскоре десятки тысяч пленников Сингапура умерли в лагерях или были убиты жестокими победителями. Быть может, знай они, что их ждёт в плену, они вели бы себя иначе, когда ещё могли сражаться и предотвратить трагедию города….

Источник: http://www.fair.ru/krepost-singapur-odno-samyh-izvestnyh-srazhenii-mire-18092910300069.htm